ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ: ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ ПРИНЦИПА В КОНТЕКСТЕ ПОНЯТИЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Никифоров Кирилл Сергеевич

Дата публикации: 12.09.2014

Опубликовано пользователем: Никифоров Кирилл

Рубрика ГРНТИ: 10.00.00 Государство и право. Юридические науки

УДК: 34.343

Ключевые слова: , , , , ,

Библиографическая ссылка:
Никифоров К.С. Презумпция невиновности: пределы действия принципа в контексте понятия уголовного преследования // Портал научно-практических публикаций [Электронный ресурс]. URL: http://portalnp.ru/2014/09/2191 (дата обращения: 07.06.2018)

Презумпция невиновности является одной из основных конституционных гарантий, ограждающей личность от незаконного уголовного преследования и способствующей справедливому судебному разбирательству. Положения статьи 49 Конституции РФ, в совокупности с конкретизирующими ее нормами статьи 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентируют порядок установления виновности обвиняемого, а также возлагают бремя доказывания на сторону обвинения и определяют, что неустранимые сомнения в виновности лица трактуются в пользу обвиняемого. Наряду с обвиняемым уголовно-процессуальное законодательство закрепляет вышеперечисленные гарантии и за подозреваемым, расширяя, таким образом, круг лиц, обладающих процессуальным статусом и подпадающих под действие статьи 14 УПК РФ.

В связи с этим возникают некоторые вопросы, связанные, в частности, с действием принципа презумпции невиновности на стадии возбуждения уголовного дела. Особый интерес в нашем случае представляет доследственная проверка, проводимая в отношении конкретного лица, в действиях которого усматриваются признаки преступления и которое является потенциальным подозреваемым в случае возбуждения уголовного дела. Здесь возникает следующая коллизия.

В следственной практике встречаются случаи, когда следователь или дознаватель, вынося постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, ссылается на статью 49 Конституции РФ. При этом приводится довод о том, что в ходе проведения проверки были выявлены неустранимые сомнения в виновности лица, которые невозможно разрешить в порядке, установленном УПК РФ, и, соответственно, их надлежит толковать в пользу обвиняемого и вынести постановление об отказе в возбуждении дела. Однако на стадии доследственной проверки лицо, в отношении которого она проводится, не наделено каким-либо процессуальным статусом. Означает ли это, что на него не распространяется принцип презумпции невиновности, и насколько обоснованно обращение к указанному принципу на данном этапе стадии возбуждения уголовного дела?

Исходя из буквального толкования Конституции РФ и корреспондирующих ей уголовно-процессуальных норм, можно сделать вывод, что презумпция невиновности распространяется только на обвиняемого и подозреваемого, т.е., на лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование. Отправной точкой уголовного преследования принято считать вынесение постановления о возбуждении уголовного дела, после чего лицо может приобрести статус подозреваемого или обвиняемого. Именно поэтому представляется невозможным говорить об уголовном преследовании до возбуждения дела. Об этом свидетельствуют положения пункта 55 статьи 5 УПК РФ, определяющие уголовное преследование как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также многочисленные научные работы.[1]

Кроме того, следует отметить, что в ходе доследственной проверки не решается вопрос о виновности или невиновности лица. Цель проводимой проверки – установить наличие или отсутствие признаков готовящегося или совершенного преступления. Производство следственных действий и проверочных мероприятий на данном этапе также служит достижению вышеуказанной цели, а сведения, полученные в ходе проверки, приобретают статус доказательств лишь после возбуждения уголовного дела.

В то же самое время нельзя обойти вниманием тот факт, что лицу, в отношении которого проводится доследственная проверка, гарантируется обеспечение ряда конституционных прав (в т.ч., предусмотренных статьей 51 Конституцией РФ), а также разъясняется право на обжалование процессуальных решений следователя, дознавателя, органа дознания или руководителя следственного органа. К тому же, некоторые авторы указывают на то, что уголовное преследование может осуществляться уполномоченными органами и должностными лицами и до возбуждения уголовного дела, а презумпция невиновности, как особая гарантия справедливого судебного разбирательства, должна быть обеспечена обвиняемому на всех, в том числе и досудебных стадиях уголовного процесса. При этом под обвиняемым, вероятно, следует понимать не лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а лицо, подвергнувшееся уголовному преследованию со стороны государства.[2]

В пользу второй точки зрения говорит и тот факт, что до возбуждения уголовного дела допускается производство отдельных следственных действий (осмотр, освидетельствование, судебная экспертиза), в результате которых могут быть получены полноценные доказательства. В связи с этим возникает необходимость в обеспечении прав участвующих в следственном действии лиц со стороны государства.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что пределы действия презумпции невиновности зависят от подхода к определению понятия уголовного преследования. На наш взгляд, представляется верной позиция, согласно которой только возбуждение уголовного дела инициирует уголовное преследование, и только лицо, обладающее конкретным процессуальным статусом (подозреваемого, обвиняемого), в полной мере подпадает под действие презумпции невиновности. Права же лиц, в отношении которых проводится доследственная проверка, обеспечены соответствующими уголовно-процессуальными нормами (статьи 123-125, 144-145 УПК РФ), а также нормами, закрепленными в статье 51 Конституции РФ. Обращение к принципу презумпции невиновности на этапе доследственной проверки выбивается из логики описанного подхода. Данная гарантия напрямую связана с процессом доказывания, который полноценно возникает лишь после возбуждения уголовного дела.


[1] Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 2; Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 25; Крюков В.Ф. Уголовное преследование в досудебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора // ресурс СПС «Консультант».

[2] Соловьев А.Б., Якубович Н.А. К вопросу о концепции правового обеспечения функции уголовного преследования // Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. М.; Кемерово, 1996. С. 79, 80; Правосудие в современном мире: монография. Под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой // ресурс СПС «Консультант».


Количество просмотров публикации: -

© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором публикации (комментарии/рецензии к публикации)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.